Часы президента

Как бы банально это ни звучало, президент — это лицо страны, а также отражение и концентрация всего самого актуального и характерного в стране. Президент — это лучшее объяснение всего происходящего в государстве. А часы, которые носит человек, это отражение и объяснение его внутреннего мира. Вот мы и решили посмотреть на новейшую историю России в отражении часовых пристрастий ее последних правителей.

Президент Путин носил совершенные, классические, но сдержанные до аскетизма часы Patek Philippe Annual Calendar. Президенту самой большой страны в мире по статусу полагается носить такие часы, он вынужден носить их. Хорошо, хоть Patek, а, скажем, не 10-долларовые Timex, которые на протяжении всего ХХ века имели титул официальных часов президентов США.
И они беспрекословно их носили, поскольку те символизировали экономический патриотизм и близость народу.

Точно так же носил золотые часы «Полет» Борис Ельцин.

Первый и последний президент СССР Михаил Горбачев, старавшийся поддерживать перед западными коллегами имидж прогрессивного политика новой волны, позволял себе такие вольности, как, например, подписать в Рейкьявике судьбоносные соглашения о конце холодной войны в элегантных ультратонких Longines Les Grande Classsique.

Путину очень повезло, что он возглавил страну в тот момент, когда часовая культура в России начала стремительно развиваться и сформировался вполне определенный часовой этикет. Это и позволило второму президенту России, не особо любившему до этого часы, в конце концов полюбить их. Начав с протокольных классических Patek Philippe и Breguet, Путин вскоре открыл для себя A.Lange & Sohne — элитарный немецкий бренд с чисто немецким, можно сказать, классическим дизайном. Начав с самой сдержанной модели A.Lange & Sohne 1815, вскоре он стал счастливым обладателем замечательной модели Tourbograph (лауреата Женевского Гран-При 2006 года).

Компания из немецкого городка Гласхютте славится не только тем, что выпускает часы исключительно в корпусах из драгоценных металлов, но и потрясающе тщательной обработкой и декором механизмов. Немцы даже прилагают к каждым своим часам мощную лупу с многократным увеличением, чтобы владельцы часов могли на досуге полюбоваться ручным декором платины и мостов механизма, а заодно удостовериться в их безупречности. Представляется весьма вероятным, что Путин хоть раз, но последовал совету немцев. И, конечно же, увиденное не могло не восхитить его, как, впрочем, всякого мужчину, неравнодушного к совершенной технике. С этого момента, наверное, Путин и стал интересоваться часами по-настоящему.

Вполне логичным продолжением его увлечения стали часы IWC. А логика тут в том, что эти часы тоже делают, по сути, немцы — то есть немецкоговорящие швейцарцы — со свойственной этой нации фанатичным стремлением к качеству и совершенству.

Интересно, что именно благодаря IWC собственно и состоялось в середине 1990-х возрождение A.Lange & Sohne. Швейцарские немцы помогли немцам саксонским практически всем — специалистами, технической документацией на родном языке, компьютерными программами и т.п. Да и в дизайне часов, которые выпускает мануфактура из Шаффхаузена, также отчетливо ощущается очень близкое к немецкому представление о прекрасном. Отличаются часы IWC от канонической классики разве что большими, просто огромными корпусами. Вызвано это тем, что швейцарцы используют надежнейшие точнейшие механизмы большого диаметра и стремлением максимально защитить калибры от всевозможных эксплуатационных напастей.

Так, совершенно естественным эволюционным путем вскоре после того, как он стал обладателем хронографа IWC for Laureus в интереснейшем шестигранном корпусе, Путин приобрел одни из самых легендарных часов: Big Pilot Watch или Die Grosse Flieger Uhr, которые стали важнейшей вехой в развитии часового искусства (в частности в классе military watch) и образцовыми авиационными часами на все времена. Об этих часах мечтали все без исключения летчики Второй мировой. Ходят легенды, что их находили работающими после лобовых столкновений самолетов в воздухе и по номерам определяли имена погибших асов. Шаффхаузен находится всего в 20 километрах от границы с Германией, и бомбардировщики союзной авиации несколько раз ошибочно сбрасывали бомбы на мануфактуру IWC. Тогдашний директор компании искренне ворчал по этому поводу: «Если бы у американцев были Big Pilot Watch, эта проклятая война закончилась бы гораздо раньше!».

Но вернемся к часам президентов.

Прознав о страсти ВВП к хорошим часам, с некоторых пор большинство дарителей стараются преподнести Путину именно часы. Впрочем, хорошие часы — уже давно подарок номер 1 в чиновничьей среде России. По словам владельцев часовых салонов, если свою коллекцию однажды соберется распродать мэр Москвы Юрий Лужков, на это потребуется года полтора, не менее. Да и то при условии, что он равномерно распределит часы по всем салонам обеих столиц. Не известно, как распоряжается часовыми дарами Путин, но бывший президент относится к часам трезво и без снобизма. Лет 5 тому назад во время визита на Северный флот президенту преподнесли скромные кварцевые Casio в позолоченном корпусе из латуни с двойной — цифровой и аналоговой — индикацией времени. Путин спокойно носил их месяца полтора. Лишь очередной официальный визит за рубеж заставил его вернуть на запястье Patek Philippe.

Что касается Дмитрия Медведева, то он моложе Путина, а потому обратил внимание на хорошие часы гораздо раньше своего предшественника. Как свидетельствуют многие студенты Санкт-Петербургского университета, будущий третий президент России вообще всегда одевался столь продуманно и тщательно, что ему все завидовали. В ту пору Медведев носил Jaeger-LeCoultre. Отличный выбор, поскольку это лучшее предложение по соотношению цена/качество в часовом классе de luxe. Именно Jaeger-LeCoultre снабжал своими совершенными механизмами подавляющее большинство элитных брендов — от Vacheron Constantin и Audemars Piguet до Cartier и Van Cleef & Arpels. При этом марка всегда отличалась более чем разумными ценами на свои великолепные часы.

Но настала пора президентства и Медведеву пришлось перейти на официальные протокольные Breguet Classique. У него их несколько, но все классические.

Наверное, пока президенту Медведеву совершенно некогда размышлять об увеличении и разнообразии своей часовой коллекции. Но вполне вероятно, что наблюдательных и сведущих в часовых тонкостях людей ждет еще много интересной пищи для размышлений...

Источник: http://www.eleganten.info/